История подтверждает: либеральный пацифизм не может остановить насилие

Деньги на бочку, дядя, а то домой без ушей вернешься0

Пацифизм, полный отказ от насилия, стремление всегда прибегать к диалогу — те качества, о которых либералы часто говорят как о достойных, способных уменьшить зло в современном мире. Мне подобная точка зрения кажется сомнительной.

Насилие как способ изменения общества часто является неизбежностью, так уж, к сожалению, мир устроен. Самое большее, что можно сделать — минимизировать насилие.

Прежде всего, если большинство принимает пацифизм, это приводит не к исчезновению насилия, а будет означать передачу полной монополии на насилие военным, полиции и бандитам. Да-да, пацифизм, среди прочего, означает право на насилие для самых обычных уличных банд. Вы безоружны, а бандит вооружен (например, ножом или нелегальным стволом), полиция находится в нескольких километрах от места событий и что вы сделаете?

Что касается диалога, то уместно спросить, возможен ли диалог в ситуации антагонистических интересов, обусловленных социально? Мне неизвестны в истории случаи, когда правящие группы, контролирующие власть и производство, отдавали бы все это добровольно. Один граф-землевладелец может уйти в монастырь; он даже может раздать землю мужикам (если он, конечно, катар или анабаптист, а не сторонник официальной римской церкви, защищающей частную собственность).

Один капиталист может отдать завод работникам и стать буддистским отшельником или даже проповедником социализма (хотя, напомню, что и Фридрих Энгельс, основоположник марксизма, ничего никому не отдал, он 20 лет управлял фабрикой, и лишь позднее оставил ее, получив кругленькую сумму от других владельцев, выкупивших его долю).

Один правитель может отправиться на покой, выращивать капусту, как это случилось с римским императором Диоклетианом. Но правящий класс как целое никогда не отдает без насилия то, чем владеет.

Люди из немецкой группировки «Революционная искра» как-то написали, что (вопреки мысли Мао Цзедуна) «не вся власть вытекает из дула винтовки». Они писали, что власть ассамблей (собраний) работников, их готовность взять в свои руки организацию всех общественных процессов — намного важнее, чем насилие. И тем не менее, они не могли и подумать о том, чтобы это могло случиться без условной «винтовки». Прецедентов добровольной передачи правящим классом всей власти и собственности в руки других людей за все 5 тысяч лет существования классового общества не было.

Ровно то же самое относится к интересам конкурирующих государств. Они не всегда способны просто сесть и договориться о мире. Время от времени происходят вооруженные конфликты, включая мировые войны. В рамках системы, основанной на конкуренции компаний и государственных аппаратов — конкуренции за ресурсы, рынки и географическое пространство, выживание зависит от успеха («расти или умри»). В таком мире войны, по всей вероятности, неизбежны. Человеческая история, особенно за последние два столетия, не демонстрирует способности держав всегда решать дело миром.

Время от времени происходит усиление одних государств и ослабление других; любое нарушение баланса опасно. Те, кто стал его жертвой, реагируют на угрозу, стремясь расширить свои владения, увеличить свое богатство, модернизировать свои промышленность и армию, а то и пустить военных в дело. Или же, те, кто усилился, стремятся отхватить у оппонента — более слабого государства — куски пожирнее, потому что следующего раза может и не быть или его придется ждать долго, окно возможностей открыто не вечно.

А есть переводить разговор на личный уровень, то сразу же хочется спросить — какой такой диалог вы собираетесь вести, например, с уличным преступником? Правда, в случае встречи с таким человеком, некоторые психологи рекомендуют потенциальной жертве вступить с ним в разговор с тем, чтобы сбить его уверенность в себе, нарушить опасный ход мысли и купировать его намерение причинить вам зло. Но это — уловка, а не настоящий диалог, когда обе стороны заинтересованы в том, чтобы обнаружить истину. И факт тот, что пистолет остановит такого субъекта куда надежнее.

В современно мире многие люди выступают за легализацию личного оружия. За последние полвека американцы неоднократно меняли свое мнение по поводу запрета на приобретение пистолетов. Но современные данные свидетельствуют о том, что в США число сторонников легального личного оружия постоянно растет. Оно растет с начала 21 столетия и сегодня составляет абсолютное большинство, приближаясь к 80%.

Конечно, с помощью личного оружия нельзя решить большинство социальных проблем. Например, личное оружие не является аргументом против организованных преступных структур. Но остановить нападающего бандита оно может. Важно так же то, что легальный огнестрел уравнивает шансы, ведь как раз у бандитов, в отличие от обычных граждан, часто имеется нелегальное оружие.

В России в настоящих условиях говорить о легализации оружия совершенно бессмысленно, таких возможностей нет. Но в будущем может случиться всякое.

Источник: svpressa.ru

Поделитесь новостью
Ещё по теме:
  1. МК. Легкоатлета Иванова дисквалифицировали на два года за допинг
  2. Лента. Путин заявил о вызывающих «особое беспокойство» пожарах под Рязанью
  3. АиФ. Экспедиция на русские острова Финского залива
  4. Свободная Пресса. Финская таможня звереет на глазах: Русских туристов шмонают и отбирают почти все
  5. МК. Технологии помощи: как ФСС развивает электронные услуги