Под видом волонтеров помощь приехавшим с Украины женщинам предлагают сутенеры

Незалежных беженок охотно зовут в сексуальное рабство0

Преступники в Европе активно торгуют беженками из Украины с помощью социальных сетей, сообщает американское издание The Hill. Как стало известно изданию, злоумышленники используют группы в соцсетях и мессенджеры для сексуальной эксплуатации и торговли украинками. В руки бандитам попадаются в основном женщины, ищущие жилья в стране пребывания. Заманивают украинок псевдоволонтеры, предлагающие помощь с поиском крыши над головой.

Согласно анализу компании Thomson Reuters, на который ссылается материал, в интернете отмечается высокий спрос на интим с украинками.

Исследование показало, что в период с 27 февраля по 5 марта количество соответствующих поисковых запросов Google в Великобритании увеличилось на 200 процентов по сравнению с предыдущим полугодием. А в Испании и Польше за тот же период запросов «украинское порно» стало на 600 и 130 процентов больше соответственно.

«Европейские женщины, восточноевропейские женщины, украинские женщины подвержены риску: их часто заманивают и вовлекают в секс-торговлю», — приводит издание слова старшего советника Thomson Reuters по вопросам преступлений в области прав человека Хизер Фишер.

По информации The Hill, в начале конфликта преступники предлагали «помощь» прямо на границе, но после того как полиция раскрыла их схемы, перешли в интернет-пространство.

В конце марта тогдашняя уполномоченная Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова отмечала, что украинки, бежавшие в Польшу, столкнулись с попытками сексуальной эксплуатации. Тогда она рассказала, что сутенеры устраивали «охоту» прямо возле лагерей беженцев в польском Люблине. По ее словам, неизвестные люди, выдавая себя за волонтеров, заманивают украинок в автомобили.

Теперь значит, «бизнес» стал боле цивилизованным — в онлайн перебрался.

— Сейчас соцсети активно используются криминалом, искать доверчивых «лохов», жертв при помощи тематических групп очень легко, — поясняет советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований Всеволод Шимов.

— Тем более украинки и в принципе выходки из восточной Европы имеют давнюю репутацию на рынке сексуальных услуг.

«СП»: — По-вашему, речь идет об отдельных случаях или о массовом явлении?

— Сложно сказать. В принципе, беженцы — социально незащищенная группа, поэтому вокруг них всегда вьются криминальные элементы. Не думаю, что это прямо массовое явление, но тем не менее, раз об этом пишут, значит, тенденция имеет место.

«СП»: — В каких странах это происходит?

— Скорее всего, Восточная Европа и особенно Польша. Там украинских беженцев больше всего, да и подобного рода криминальные схемы там действуют уже давно.

«СП»: — То есть все это началось не вот сейчас? Всегда было?

— Конечно, это началось не сейчас. Сексуальная рабство, проституция или торговля человеческими органами — давний бизнес, распространенный в Восточной Европе и на Балканах. Другое дело, что с наплывом украинских беженцев масштабы этого могут заметно возрасти.

«СП»: — А что европейские власти? Смотрят сквозь пальцы? Или в доле?

— Где-нибудь на Балканах (Румыния, Болгария или Молдавия) могут быть вполне в доле.

«СП»: — Влияет ли подобная перспектива на желание украинок перемещаться в Европу?

— Не думаю, что это как-то принципиально влияет. Ведь каждая думает, что уж она-то точно не попадется…

— Насколько я знаю, больше всего подобных случаев в Польше, — говорит председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

— После введения безвиза в Польше постоянно находилось от полутора до трех миллионов украинских гастарбайтеров, там существуют структуры полукриминального бизнеса или «бизнеса для своих», как это обычно бывает в диаспорах.

На такой базе легко создаются группки, которые якобы с одной стороны помогают беженкам устроиться, а с другой имеют контакты для предложений секс-услуг.

«СП»: — Каков, по-вашему, масштаб явления? Это не локальные случаи? Или международная мафия?

— Я не думаю, что эти случаи носят характер глобальной международной сети, несмотря на достаточно широкую распространенность. Проституция — это не распространение наркотиков. Для «вхождения» в подобного рода бизнес не нужно иметь канал для поставок, сеть дилеров и т. п.

Каждая группа вполне может действовать автономно, и вербовать или заманивать свои жертвы на своем участке.

«СП»: — Почему именно украинки? Или кто еще?

— Во-первых, беженки из Украины попадают в незнакомую среду, не зная местных реалий, не зная, где искать защиту в правоохранительных органах, не разбираясь в бюрократических лабиринтах. Втянув в какой-то эпизод, девушку могут запугивать дальнейшей депортацией и т. д.

Во-вторых, в отличие от беженцев из других стран, например, из Сирии или стран Ближнего Востока, из Украины прибывают преимущественно женщины, мужчин не пропускают украинские пограничники. Женщины-беженки оказываются без поддержки и защиты в лице своих мужей, отцов, братьев, и поэтому выглядят легкой добычей.

В-третьих, украинские женщины — европейки, привлекательные, ухаживающие за собой. И в это же время, беженки из Украины часто оказываются в очень затруднительном материальном положении, очень трудно найти работу, жить в огромных спортзалах рядом с беженцами из Африки и Азии невозможно, а снимать даже самое скромное жилье не по карману. И это тоже становится причиной вовлечения женщин в подобный «бизнес».

«СП»: — А что европейские власти? Не в курсе? Почему на
проблему обращает внимание американское издание?

— Об этом раньше писали и европейские издания — BBC и Guardian, этим занимались европейские правозащитные организации, поэтому публикацию в американском издании нельзя считать единичной или уникальной.

«СП»: — Самих украинок это не пугает?

— Несмотря на распространенность подобного явления, все же это коснется очень незначительного процента из сотен тысяч или даже миллионов украинских женщин и девушек, покинувших Украину. Многие из них уезжают от реальной угрозы обстрелов и разрушений, и это выглядит куда более опасным, чем некая угроза попасть в сети сутенеру или аферисту. И, несмотря на такие негативные явления, нельзя не признать, что в Европе существует инфраструктура и службы, которые занимаются беженцами, обеспечивают их кровом и едой, дают пособия и помогают устроить детей в школы.

Конечно, многие украинские беженцы ожидали комфортных номеров в отелях и бесплатного пользования всеми услугами транспорта и связи. Наши пропагандисты рисуют убогие палаточные лагеря, картины страшных угроз со стороны сутенеров соседей-африканцев по лагерю беженцев, и неприязнь со стороны местных жителей. Истина же находится посредине. Люди попадают в очень спартанские условия, но все же эти условия и отношение местного населения в подавляющем большинстве случаев вполне приемлемы.

«СП»: — Будет ли, по-вашему, меняться ситуация с увеличением или
напротив — с уменьшением числа беженцев?

— Все зависит от картины военных действий. Небольшая передышка в центральных регионах Украины — и беженцы потекли в обратном направлении. Уже несколько недель число возвращающихся больше, чем число уезжающих. Думаю, европейские власти удвоят внимание к проблеме угрозы вовлечения в проституцию украинских беженок. Эта проблема очень удобна для пиара, и для ее решения не нужно тратить большие средства и ресурсы. Можно просто осудить какого-то попавшегося посредника.

Так в Германии, например, могут освещать разбирательство над мужем, который будет осужден из-за семейного насилия, но предпочтут замалчивать реальные проблемы избиения и изнасилования немецких женщин эмигрантами из Африки или Ближнего Востока.

Источник: svpressa.ru

Поделитесь новостью
Ещё по теме:
  1. МК. Моргенштерн планирует вернуться в Россию
  2. Лента. Госдума приняла поправку к законопроекту об иноагентах
  3. АиФ. Работа расчётов тяжёлых огнемётных систем «Солнцепёк»
  4. РБК. Какие места на Украине взяли под контроль российские военные. Карта
  5. Свободная Пресса. +32: Москве не хватает кислорода