В стране, особо не светясь, остаются западные сетевые компании, и они продолжают собирать информацию о нас

Разведсеть, о которой в России мало, кто знает0

Громкий уход крупных иностранных компаний с российского рынка после 24 февраля уже не вызывает былого резонанса. «Праздник непослушания» тихо перетек в будни. Народ на уход того или иного рыночного монстра реагирует вяло. Вернее — никак. В лучшем случае по принципу «Сдох Максим — и хрен бы с ним». Более-менее активно реагируют российские бизнесмены, которые перехватывают бизнес у тех, кто решил отчалить. Всем остальным — строго «фиолетово».

Но есть среди западных сетевиков те, кто решил «тихо и мужественно» остаться.

Сначала это вызывает удивление. А потом — парочку законных вопросов. Первый. Какой у них резон? Неужели просто боятся потерять колоссальный рынок? Но другие же теряют — чтобы не попасть под санкции. Второй вопрос: как они собираются оправдываться перед Вашингтоном и Брюсселем? Что предъявят в свое оправдание?

Есть мнение, что на самом деле ничего они не теряют. От слова «совсем». А вот если уйдут — действительно, могут потерять многое. И речь здесь даже не о деньгах. Ставки гораздо выше. Оставшиеся компании «заточены» не только на получение прибыли. Их интересует информация. О ком? О всех нас.

По инсайдерской информации, «монстры сетевой торговли» давно освоившие российский рынок, не только впаривали населению свою продукцию, сколько собирали информацию о населении — кто где живет, кто чем дышит, какой у кого достаток, у кого какая жилплощадь, есть ли наследники, кого можно вербануть «на слабо», кому можно ссудить небольшую сумму и подсадить на крючок кредита (а потом отжать квартиру), и кто где (и кем) работает.

То есть в чистом виде разведывательная информация.

В 90-е годы, когда в нашу страну ворвался дикий рынок, подобными вещами промышляли банды с национальным уклоном. Тогда еще домофонов не было, они попросту ходили по подъездам, предлагая всякий дешевый ширпотреб — косметику, носки, ворованные предметы гигиены. Обход подъезда продолжался до первого пенсионера, который открывал им дверь. Это была самая сладкая добыча. Тут же включились какие-то присущие только гипнотические свойства. Они представлялись соцработниками, которые составляют продуктовый набор для пенсионеров.

Один «соцработник» вдумчиво записывал пожелания пенсионера (список был длинным), а другой в это время незаметно «обносил» квартиру. Причем они точно угадывали, где у пенсионеров лежат заначки и «гробовые». Потом этот прием переняли многие жулики со всех концов России.

Я в свое время много лет работал в домодедовской районной газете, и ограбленные пенсионеры шли ко мне один за другим. Не проходило и недели, чтобы в районе кого-то не обнесли.

Другие действовали более нахраписто. Они вычисляли местных алкашей и подсаживали их «на стакан». После месяца-другого активного спаивания объявляли клиенту, что теперь он им «по жизни должен». И по бросовой цене покупали у него квартиру, а самого сплавляли в какую-нибудь развалюху в Тульской или Рязанской области.

В Москве такое насильственное переселение спившихся и оказавшихся без работы москвичей приняло характер национального бедствия. Итогом такого массового отжимания жилплощади стали целые национальные гетто в разных концах столица, и огромная армия спившихся бомжей возле каждой теплотрассы или станции метро.

Поговаривали, что надо бы создать в МУРе специальный отдел по борьбе с насильственным отжимание привлекательной столичный жилплощади. Отдел так и не создали, а бизнес по отжиму недвижимости в том или ином виде существует до сих пор. И какие-нибудь разносчики «гербалайфа» или «орифлейма» вполне могут сыграть роль информаторов для профессионалов «отжима».

Дистрибьютер-наводчик

В бурные и беспутные «девяностые» автор этих строк тоже подрабатывал разносчиком «гербалайфа», «орифлейма» и прочей ерунды. Работал я на территории поселка Авиагородок, что рядом с аэропортом Домодедово. И через неделю работы я уже знал про жителей городка, наверное, все. Я знал, где живут летчики, штурманы, авиадиспетчеры, траповщики, испытатели, аэропортовские шулера, каталы, наперсточники, «бомбилы», «билетеры», таможенники, пограничники, грузчики, стюардессы и залетные таджики-наркоглотатели, которые на рейсе «Душанбе-Москва» перевозили героин в желудках. Они, кстати, купили у меня оптовую партию «гербалайфа».

В принципе, я мог бы стать очень ценным наводчиком и информатором для каких-нибудь террористов, которые хотели бы заблокировать аэропорт и взять кучу ценных заложников в месте их проживания. Но я ограничился тем, что слил местным операм адреса наркобарыг, отплатив им черной неблагодарностью за оптовую покупку.

Их взяли в тот же день. При задержании в подъезде те оказали ожесточенное сопротивление. Опера начали стрелять, и одна пуля рикошетом от потолка попала в шею женщине, которая за час до этого зашла в гости к своим землякам. Она была, что называется, «не при делах». Но именно ей суждено было погибнуть в тот теплый августовский вечер. Таким был результат моей активной, недельной работы «гербалайфщиком». А мог бы быть совсем иным.

Что меня зацепило — при устройстве на работу у меня пытались выпытать всю подноготную — где живу, есть ли семья, кто друзья и так далее. Я тогда жил без прописки в деревянном бараке домодедовского профтехучилища, которое должно было идти под снос, и «палить» себя не стал. Просто оставил в залог за товар паспорт, который они при мне отсканировали и изучили более чем внимательно.

С тех пор в работе сетевиков, думаю, мало что изменилось.

По факту они продолжают собирать разведывательную информацию с помощью своих распространителей-дистибьютеров — таких, каким был, и я когда-то. Сложно сказать, какой процент граждан России в надежде на лёгкий заработок клюнул на предложения сетевиков попробовать себя в такой роли. Я думаю — немало.

Счет «приятным молодым людям» с приклеенной улыбкой и товаром наизготовку наверняка идет на десятки тысяч. Только в Москве их — целая армия.

Каждому, кто приходит работать курьером, разносчиком пиццы или дешевой косметики, споют сладкую песню о том, что со временем он тоже сможет стать хозяином своей сетевой структуры. Надо только немного набраться опыта. Спели такую песню в свое время и мне. Некий вариант «Золушки» в мужском варианте на новый лад. В итоге построить свою сеть, чтобы заработать на ней хоть что-то приличное, удалось единицам. Если вообще кому-то удалось.

На деле же это — классический сбор ключевой информации о гражданах России. Сбор, которым беспрепятственно занимаются зарубежные компании из недружественных стран.

В августе прошлого года в российском филиале компании «Oriflame» вспыхнул крупный скандал — в интернете в открытом доступе оказались сканы паспортов 1300000 россиян, которые хранились на сервере компании.

Российский суд оштрафовал за это компанию на смехотворную сумму — 30.000 рублей.

Но это только то, что сумели «нарыть». А сколько еще сканов осталось в базе данных компании? И кем и как они будут использованы?

Широкая агентурная сеть, продающая безобидную помаду и снующая повсюду — мечта каждой разведки любого государства.

Во время гангстерских войн в Америке, когда сицилийские мафиозные кланы конфликтовали между собой, наемные убийцы зачастую приходили к адресату под видом разносчиков пиццы. Это хорошо показано в культовом фильме про мафию «Крестный отец». Многие главари мафии тогда получили вместо пиццы свинцовую пилюлю в голову и «билет в один конец» от таких вот «пиццолли».

И в наше время, когда охота может идти за всем и каждым, кто «несимпатичен» киевском режиму, такая агентурная сеть на территории нашей страны нам нужна меньше всего.

Источник: svpressa.ru

Поделитесь новостью
Ещё по теме:
  1. МК. «Посиделки через VPN стоили мне 300 тысяч»
  2. Лента. Стало известно о подготовке еще двух терактов в Москве кроме убийства Дугиной
  3. АиФ. СКР возбудил уголовное дело по факту сноса памятника Освободителям Риги
  4. РБК. Италия лишила орденов Грушко, Грефа, Мельниченко и Белозерова
  5. Свободная Пресса. Освобожденная Украина — от качества власти на местах зависит лояльность населения