«Два года мы живем в аду»: обвиненный в поджоге домов волгоградский подросток узнал в избившем школьника полицейском своего мучителя

Мама волгоградского подростка Стаса Вихненко, обвиненного в поджоге камыша, из-за чего в поселке Верхнезареченский в Волгограде сгорели пять домов, намерена добиваться пересмотра судебных решений  и привлечения к ответственности полицейского, по вине которого, считает она, жизнь ее семьи превратилась в ад. По ее словам, сотрудник полиции Павел Деревянкин, который недавно засветился в истории с избиением 14-летнего Саши Костина, в апреле 2020 года заставил сознаться ее сына в преступлении, которого он не совершал.
— 6 апреля 2020 года у нас в поселке произошел пожар из-за вспыхнувшего камыша, сгорели несколько домов, — рассказывает Оксана. – Мой сын Стас, которому тогда было 12 лет, со своим одноклассником Егором побежали туда, когда пожарные его уже потушили. Там их и увидели полицейские, сказали, что они журналисты и пообещали дать 500 рублей. Потом их окружили, посадили в машину и повезли в отдел полиции №1. Там их обвинили в том,  что они подожгли камыш, из-за чего сгорели дома. Думаю,  на том основании, что в кармане у моего сына нашли спички, которые остались у него после того, как мы жарили шашлык во дворе. Возможно, еще из-за того, что он раньше находился на профилактическом учете, — вспоминает Оксана те события.
По словам женщины, ее сына отвели в подвал отдела полиции, где стали оказывать психологическое давление на подростка и угрожать проблемами для его родителей.
— У моего сына забрали телефон и не давали связаться с нами, родителями, — едва не плачет женщина. – В подвале было человек шесть полицейских, в том числе и Павел Деревянкин, и еще одна женщина из ПДН. Они играли в добрых и злых следователей, кто-то кричал на сына и требовал сознаться в поджоге, потом эти сотрудники уходили, а другие начинали успокаивать, мол, не бойся, просто все расскажи, как поджигал. Моему сыну угрожали, что его заберут в дом-распределитель, а его отца посадят в тюрьму. Стас испугался, что так и сделают с его отцом, поэтому сознался в том, чего он не делал. 

Когда где-то через час, после того, как  подростка увезли полицейские, его разрешили забрать отцу, Юрий Вихненко, как утверждает Оксана, не узнал своего сына.
— Он был бледный, со стеклянными глазами, как потом сказал муж, он был в шоке и пребывал в какой-то прострации, — продолжает Оксана. – К счастью, его не били, как Сашу Костина, но его психологическое состояние было таким страшным, что нам пришлось потом буквально спасать сына и обращаться к психологам. Потом отец его спрашивал, почему он в полиции не сказал ему, что он этого не делал. Стас признался, что не мог вымолвить ни слова, потому что боялся разреветься.

По словам Оксаны, ее сын не был причастен к поджогу камыша.
— Стаса в этот же день, когда его забрали в полицию,  привозили на место происшествия, снимали на камеру его рассказ, как якобы он поджигал камыш, — говорит женщина. – Но мой сын был так запуган, что делал все, что ему говорили. При этом даже на этом эксперименте есть нестыковки. Так, Стас показал место , где они рыбачили с друзьями на пруду по адресу Валуйская, 103, а камыш загорелся ближе к дому №67 по ул. Валуйская. Но на такие «мелочи» уже никто не обращал внимания – ведь мой сын сознался. Но почему он это сделал и под каким давлением, уже никого не волновало.

Два года жизни после этого, по словам Оксаны, ее семья существовала в аду.
— Можете представить, что о нас говорили жители поселка, сколько мы начитались о себе в интернете, — Оксана уже не в силах была сдерживать слезы и разрыдалась. – Мы поддерживали сына как могли, но порой и нам, взрослым, казалось, что мы в тупике и больше не сможем все это выдерживать.
Но на этом испытания семьи не закончились. С семьи Вихненко и родителей его одноклассника Егора владельцы сгоревших домов потребовали компенсацию.  Только с родителей Стаса запросили 3 миллиона рублей. Семья проиграла все суды, вплоть до кассационной инстанции в Краснодаре.
— Сначала иски подавались солидарно в том числе и на администрацию Тракторозаводского района, — рассказывает Оксана. – Но потом чиновников вывели из числа ответчиков. Хотя на того же .главу Тракторозаводского района  заводили административные дела за пожары на территории района, в том числе и на улице Валуйской. И самое главное, на что никто не хотел обращать внимания. На этом же месте 5 апреля уже горел камыш, пожарные его до ночи тушили. Люди просили, чтобы пожарные там остались подежурить, потому что боялись, что все вспыхнет заново. А на следующий день, 6 апреля был сильный ветер, который, скорее всего, раздул тлеющий камыш. Но наши аргументы никто не принял во внимание. Теперь мы должны выплатить 3 миллиона рублей в качестве возмещения ущерба. У нас арестованы все карточки, наложен арест на дом и комнату, которую мы купили на материнский капитал. Нас загнали в угол  — хоть в петлю лезь…
Но самое интересное, что в мае этого года уголовное преследование в отношении Стаса было прекращено, внимание, с формулировкой «в связи с отсутствием в его действиях состава преступления». В постановлении черным по белому написано, что он сознался в преступлении, потому что испугался. Правда, к тому времени все суды семья уже проиграла.
— Если бы это постановление было вынесено раньше, мы бы смогли доказать, что наш сын не был причастен к поджогу, и, соответственно, на нас бы не повесили этот гигантский ущерб, — считает Оксана. – В этом документе  нашего сына  называют свидетелем. Получается, что он не является виновником поджога, однако с него, как со свидетеля, точнее, с нас, его родителей взыскали ущерб за сгоревшие дома. Как такое может быть? Мало того, тогда в отделе полиции у Стаса забрали его вещи — телефон, часы, фитнес-браслет. Прошло больше двух лет, но нам так ничего и не вернули.

Семья Вихненко намерена  добиваться признания незаконным преследования ее сына и будет требовать расследования обстоятельств получения от него признательных показаний, связанных с тем самым пожаром. Особенно она хотела бы выяснить роль в этой страшной истории полицейского Павла Деревянкина.
— Нашему сыну он и его коллеги чуть не поломали жизнь, но Саше Костину, в избиении которого подозревают Деревянкина и его коллегу, конечно, досталось больше, — говорит Оксана. – Саша одноклассник нашего сына, когда мы узнали, что с ним произошло, мы были в шоке. Мы считаем, что будет справедливым, если полицейские ответят не только за то, что они сделали с Сашей, но и за то, что пришлось пережить нам из-за ложных обвинений в пожаре.
Напомним, ранее ИА «Высота 102» сообщало о том, что двое волгоградских полицейских избили подростка, приняв его за закладчика наркотиков.
Следственный отдел по Тракторозаводскому району Волгограда СУ СКР по области по итогам проверки возбудил уголовное дело в отношении двух оперуполномоченных отдела по контролю за оборотом наркотиков УМВД России по городу Волгограду по признакам преступления, предусмотренного п. «а, г, д» ч. 3 ст. 286 УК РФ —  превышение должностных полномочий с применением насилия группой лиц в отношении несовершеннолетнего.
В ГУ МВД России по Волгоградской области ранее сообщали, что оперативников отстранили от работы. К дисциплинарной ответственности привлечены руководители полицейских.   
Между тем, как стало известно ИА «Высота 102», мама избитого мальчика Нина Костина  обратилась в центральный аппарат СК РФ с просьбой передать туда  дело об избиении подростка полицейскими. Как рассказала ИА «Высота 102» адвокат семьи Алена Максаева, по сути, эти же оперативники делают показатели следователям по делам, связанным с наркотиками. Поэтому есть опасение, что дело будет расследоваться не должным образом. Пока решение о передаче дела не принято.

Редакция ИА «Высота 102» будет следить за развитием этих резонансных историй.

Источник: v102.ru

Поделитесь новостью
Ещё по теме:
  1. КП Волгоград. В Волжском нашли 12-летнего мальчика благодаря женщине, узнавшей его по ориентировке в соцсетях
  2. КП Волгоград. За сутки в Волгоградской области из дома сбежали четверо детей
  3. Городские Вести. Вновь рост заболеваемости: 444 волгоградца заболели COVID-19 за сутки
  4. Городские Вести. В Волгоградскую область пришли прохладные ночи
  5. Городские Вести. В Волгограде юноша под наркотиками умер после купания в Волге